ОТ КРАНБРУКА К КОММЕРЦИАЛИЗАЦИИ

Девушка, моющая волосы. Хъюго РОБУС, 1940; мрамор

В 1932 году Джордж Бут основал в пригороде Детройта, штат Мичиган, художественную школу, ателье и колонию художников Кранбрук, которой было суждено оказать значительное влияние на развитие дизайна в Америке после второй мировой войны. Бут был главным американским покровителем архитектора и проектировшицы Элиель Сааринен, финки по происхождению) переехавшей в США в 1923 году.

Сааринен спроектировала для Кранбрука несколько зданий и возглавила Академию искусств фонда Кранбрука в Блумфилд-Хиллз. Обстановка столовой в Кранбруке состояла из мебели, изготовленной по мотивам французского Арт Деко) с которым Сааринен познакомилась на Выставке 1925 года в Париже.



Классические желобки на спинках стульев подчеркиваются контрастными черными полосами, нанесенными по светлому еловому шпону. Обеденный стол покрыт сложной геометрической инкрустацией в виде концентрических кругов, повторенной в дизайне ковра и концентрических кругах потолка. Сааринен была сторонницей цельности композиции, поэтомув любой точке столовой глаз видит одни и те же упрошенные формы, а тщательный выбор цвета и структуры материала только усиливает эффект.

Работавший в Нью-Йорке одновременно архитектором и дизайнером мебели Пауль Т. Франкл был уроженцем Вены. Его вещи, такие как письменный стол или книжные шкафы “небоскребы”, внешне напоминают ступенчатые силуэты нью-йоркских зданий (форма которых определялась требованиями закона о зонировании), а влияние массивных работ Фрэнка Ллойда Райта и “интернационального” стиля архитекторов и дизайнеров Вальтера Гропиуса и Ле Корбюзье сочетается с привязанностью к геометрическим формам венского Сецессиона. Тем не менее, применение Франклом дорогих экзотических древесных пород объединяет его с традициями французского Арт Деко

После Парижской выставки 1925 года американские универсальные магазины, такие как “Мейсиз” и “Лорд и Тейлор”, загорелись идеей формирования спроса на современную мебель путем организации публичных экспозиций.

Подобные шоу имели большой успех и во многом помогли популяризации новых форм, в результате чего в 1930-х и 1940-х годах Соединенные Штаты охватила мода на “модерн” в стиле Арт Деко.

Обтекаемые силуэты новой мебели, выглядевшие так, словно были изготовлены машинами или даже сами были машинами, пользовались огромной популярностью. Распространению обтекаемого стиля способствовало использование подобной мебели при съемках голливудских фильмов.

Люди хотели покупать мебель, которая смотрелась бы на уровне обстановки особняков знаменитых голливудских кинозвезд, таких как Рита Хэйуорт.

Хотя количество предметов мебели ручной работы было ограничено, для удовлетворения общественного спроса был налажен выпуск огромного потока недорогих изделий Арт Деко.

Стильность мебели достигалась путем покрытия обычных, массивных прямоугольных форм светлым шпоном красного дерева и бежевым лаком или созданием обтекаемых силуэтов из гнутой фанеры. Ручки изготавливали из обычной бронзы или просто заменяли их углублениями для пальцев.

Популярны были сочетания черного и светлого лака. Жизнь в новых небоскребах предполагала в целях экономии места использование многофункциональной мебели; возник девиз “чем компактнее, тем лучше”. Созданный по заказу магазина “Лорд и Тейлор” письменный столик со скамеечкой изготовлен из покрытого красным лаком дерева с хромированной металлической фурнитурой, а его необычные наклонные тумбы в 1931 году могли привлечь, пожалуй, лишь очень смелого покупателя. Он в точности повторяет форму столика работы парижского мебельщика Леона Жалло, выставленного на Осеннем салоне 1928 года в Париже.

В некотором смысле промышленная элегантность кресла Марселя Бройера – изготовленного из хромированных стальных трубок, крашеного дерева и парусины – ознаменовала окончательный разрыв с традициями, конец эпохи Арт Деко и приход “интернационального” стиля. Как сказал сам Бройер: “Наша работа безжалостна и не позволяет оглядываться назад; она презирает традиции и установившиеся нормы”.

И все же для этого кресла, спроектированного Бройером в 1928 году и воплощенного в материале в 1933 году, нашлось место в истории . Его сверкающие, обтекаемые линии не противоречат принципам Арт Деко. Бройер создал первый обтекаемый стул из стальных трубок будучи членом Баухауза, в 1925 году, после того, как ему чрезвычайно понравился руль купленного им велосипеда.

К 1929 году уже несколько фирм занимались выпуском продукции из стальных трубок, хотя поначалу она была достаточно дорогой. Прочность стали позволила создать стул из непрерывно изгибающихся сегментов и сделать революционный шаг в мебельном дизайне, отменив, благодаря принципу свободно несущей конструкции, необходимость в задних ножках – таким образом стул приобрел совершенно новый, в высшей степени модернистский облик.

По иронии судьбы, популярность этой формы, которая в свое время считалась величайшим достижением конструкторов, привела к ее бесчисленному воспроизведению и копированию.
Поэтому она выглядит совершенно обыденной – возможно, даже неинтересной – с сегодняшней точки зрения.

КОВРЫ, ТКАНИ И ОБОИ

Значение ковров, тканей и обоев стало расти после 1925 года, когда возникла необходимость освежить цвета и текстуру интерьеров, становившихся все более аскетичными. Мода на цвета менялась быстро от ярких оттенков в духе балетов “Русских сезонов” до приглушенных тонов, предлагавшихся, в частности, монохроматической природой кубизма.

Интерес к рисункам, нанесенным на ткань, сменился увлечением к структуре тканого материала. Естественная мягкость и красота нитей подчеркивалась лучшими ткачихами Баухауза Анни Альберс и Гюнтой Штадлер-Штольц, чье мастерство достигло расцвета после второй мировой войны.

Несмотря на модернистский характер вещи, стиль драпировки явно навеян мотивами исламского искусства. Козы мирно пасутся на покрытом цветами лугу под неусыпным надзором пастуха в национальном костюме, стоящего в роще узловатых оливковых деревьев.

В лирической сценке купающихся женщин Белл многое заимствовала от декоративных упрощений Матисса, а также фрагментированных плоскостей кубистов. Созданный для группы лондонских дизайнеров ‘Мастерская Омега”, этот экран пропитан духом французской авангардной живописи и переносит его на декоративную мебель.

Лидия БУШ-БРАУН, 1916-1926

Лидия БУШ-БРАУН, 1916-1926

Декоративные статуэтки, особенно женские фигурки, пользовались спросом в эпоху АртДеко. Мифологический сюжет взят главным образом для извинения показа обнаженной натуры, сочетающей одновременно классическую красоту и модный маньеризм.

Привлекательная бронзовая скульптура изображает прыгающих и играющих дельфинов – их плавные и живые позы предлагают представить движение волн, в которых они резвятся. Лашез уделял большое внимание зарисовкам нюансов движения этих прелестных динамичных созданий.

Лесное создание с гладкими и простыми очертаниями застыло в грациозной позе с поднятой передней ногой. Рука художника превратила молодого оленя в абстрактную форму; структура меха оставлена воображению зрителя, любующегося обтекаемостью линий.

Тамплие был предан простоте геометрического стиля. Его любимыми материалами были платина, эмаль и лак – все они позволяли создавать яркие контрасты светлых и темных тонов

Согнутая поза упрощает форму головы и торса девушки до простой арки, предполагающей очаровательный намек на акт купания. Нарушение женских пропорций с целью достижения элегантности типично для стиля АртДеко.

Абстрактный узор и приглушенные цвета ковра, изготовленного в студии выдающейся мастерицы ткачества Лойи Сааринен, свидетельствуют о его принадлежности к стилю АртДеко. Повторяющиеся фигуры животных предполагают движение, а зубчатые пирамиды вокруг них намекают на экзотическую архитектуру цивилизаций майя и ацтеков.

Стоящий олененок. Элия Наделъман, 1914; бронза

Стоящий олененок. Элия Наделъман, 1914; бронза

Студия выдающейся финской ткачихи и художницы Лойи Сааринен, открытая в 1928 году в академии Кранбрука, способствовала распространению скандинавского стиля на все Соединенные Штаты. Ковры ее работы отличались скромностью цветовой палитры и отсутствием ярко выраженных геометрических или предметных элементов. Созданный Майей Вирде рисунок ковра, вытканного в студии Лойи Сааринен, показывает стилизованных животных, возможно, лошадей, составляющих часть геометрического узора, в котором многое идет от доколумбовых времен. Приглушенные голубые, зеленые и светло-серые тона характерны для работ, созданных в студии Сааринен.

Девушка, моющая волосы. Хъюго РОБУС, 1940; мрамор

Девушка, моющая волосы. Хъюго РОБУС, 1940; мрамор

В1913 году Роджер Фрай и его товарищи, художники Ванесса Белл и Дункан Грант, открыли в Англии “Мастерскую Омега” для производства предметов домашнего обихода) таких как посуда, мебель, ткани и ковры, по эскизам ведущих художников. Название “Омега” должно было обеспечить анонимность коллективных работ и возрождение цеховых традиций Уильяма Морриса и его последователей. “Омега” заботилась не столько о функциональности выпускаемых изделий, сколько об их декоративной ценности. На экране “Купальщицы на природе” работы Белл явно чувствуется влияние как Матисса, так и кубистов, очертания и женщин и элементов ландшафта упрошены до геометрических составляющих и выделены темными контурами.

В более традиционной манере неизвестный художник собрал воедино все мотивы раннего Арт Деко и разместил их на рисунке обоев. Стилизованные цветочные корзины, подобные тем, что украшают угловой шкафчик работы Румана, разбросаны между геометрически развешанных гирлянд.

Брошь и два перстня. ЖАН ДЕСПРЕ, 1925; серебро и эмаль | Кулоны. ЖАК-ЭМИЛЬДАВИД, 1925; золото

Брошь и два перстня. ЖАН ДЕСПРЕ, 1925; серебро и эмаль | Кулоны. ЖАК-ЭМИЛЬДАВИД, 1925; золото

Необычное,удлиненное кресло в форме каноэ, созданное под впечатлением от работ африканских туземцев, выглядит одновременно роскошным и экстравагантным. Черное лаковое покрытие дерева, подчеркнутое с наружной стороны серебряной фольгой, создает впечатляющий контраст с внутренней обивкой из рубчатого вельвета.

Танцующие девушки, манекенщицы, знаменитости и атлеты были популярными сюжетами подобных статуэток из бронзы и слоновой кости, изготовлявшихся массовыми партиями.Для придания реалистичности и элегантности с помощью краски или позолоты добавляли мелкие детали.

Скошенные углы и наклонные поверхности придают необычный вид красному лакированному письменному столику и скамейке, которые были созданы для одного нью-йоркскому универсального магазина по французскому образцу. Блестящая хромированная фурнитура усиливает драматические контрасты “модернистский ” вид изделия.

Предназначенный для того, чтобы скрывать беспорядок столовой комнаты, этот буфет представляет собой настоящую выставку шпонов редких и экзотических пород дерева. Неоклассические пропорции позволяют связать сей предмет с традициями краснодеревцев Германии, Франции и Вены.

Лалик создавал любые предметы из стекла, начиная от ювелирных украшений и флаконов для духов до фонтанов и автомобильных талисманов. Эффект высокого рельефа, достигаемый им с помощью отливки или штамповки стекла, в данном случае усилен с помощью цветной эмали.

Округлый растительный мотив на шелке придает элегантность столешнице этого необычного стола, в котором чувствуется влияние “Венской мастерской”. Правильность прямоугольных форм подставки и тумбы смягчается мелкими каплевидными шариками посеребренного дерева

Прелестный, стилизованный мотив в духе раннего французского АртДеко запечатлен на этих очаровательных обоях, где цветочные корзины,утрированные гирлянды, фонтан, шпалера и ряд классических скульптурных элементов скомпонованы в стройную композицию.

ЖанДеспре, золотых и серебряных дел мастер и ювелир,регулярно выставлял свои работы из золота и серебра (включая портсигары и настольные орнаменты), а также ювелирные украшения. Его произведения отличает поразительная простота в сочетании с грубым модернизмом, а геометричность конструкции явно вызвана влиянием кубизма.

Разноцветные, стилизованныеузоры придают живость кулонамработы выдающегося французского создателя ювелирных изделий в стиле АртДеко. Резкие контрасты и подчеркнутая геометрическая простотауводят далеко от природных сцен, по мотивам которых создавались эти композиции.

Симметричные струи фонтана создают сбалансированные узоры и напоминают фонтан на каминном экране Эдгара Брандта. Налицо также подчеркнутый контраст света и тени, равно как и упорядоченность расположения элементов композиции.

Окончив учебув Институте Праттав Бруклине, Лидия Буш-Браун, еше одна американская художница по тканям, провела год в Сирии, где ее вдохновило ислама.

На ее портьере “Сирийское оливковое дерево” красная с серым кайма обозначает нишу, являющуюся центральным мотивом молельных ковриков мусульман.

Выбор темы и лиричность жанровой сценки, изображающей коз и пастуха под оливковыми деревьями, навеян, скорее всего, персидскими миниатюрами.

0 ответы

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий