В первую очередь следует провести параллели между парадигмами, относящимися к рационализму. К рационалистической линии относятся: романская архитектура, архитектура эпохи Возрождения, классицизм, модернизм, параметризм.

Все эти течения опираются на научные познания, в эти периоды в обществе главенствует чёткая картина мира, разночтения минимальны.

Появлению каждой рационалистической архитектурной парадигмы соответствует революционный прорыв в понимании мира, даже не сам факт этого прорыва, а то, что новая парадигма становится всеобъемлющей. Безусловно, помимо философских концепций мира на архитектуру влияют новые научные открытия, новые технологии производства.

Романская архитектура

Романская архитектура относится к периоду возрождения каменного строительства, к периоду главенства религиозного мировоззрения, период тотального и беспощадного могущества божьего.

Романская архитектура – цельный, нерушимый монолит, главная причина этого — примитивная технология строительства и то, что в камне в основном возводились оборонительные и религиозные сооружения. Но, например, архитектура Древней Греции, которая технологически не опережала романскую не создаёт такого впечатления.

Техническая мысль того времени и «грозный бог» создали эту архитектуру.

Готическая архитектура

За эпохой романской архитектуры последовала готика. Возникают новые строительные технологии позволяющие создавать новые архитектурные формы. Акцент в инженерной мысли переносится со стены на колонну. Негласное соревнование между отдельными частями раздробленной Европы способствует росту архитектуры, в обоих смыслах этого слова.

В период готики создаются удивительные, изящные сооружения. Внешне изменения в архитектуре колоссальны, но с появлением готики не происходит качественных изменений. Стены/колонны обрастают декором. Здания растут вверх. Изменения носят скорее не качественный, а количественный характер. Таким образом, если воспользоваться терминологией Роберта Вентури, и вложить в его слова немного иной смысл, то можно сказать, что романский храм – «сарай», готический храм – «декорированный сарай» и чем дальше по временной шкале от романской архитектуры, тем «сарай» более декорирован.

Можно сказать, что романская и готическая архитектура являются следствием одной мировоззренческой парадигмы, чем более эта парадигма устойчива, тем более монументальна, прямолинейна и устойчива архитектура, с приходом же сил способных расшатать некогда устойчивое представление о мире, архитектура становится всё более нестабильной и динамичной, декоративной.

С другой стороны это является следствием естественного развития стиля, с освоением технологии внимание архитектора переключается с функционального аспекта архитектуры на художественный.

При этом вмешивается так же фактор того, что «сараи» с глухими стенами просто надоедают, и энергия, накопившаяся в творческом человеке, за невозможностью найти выход в качественном изменении архитектуры, выплёскивается в русле декоративности.

В истории архитектуры не сложилось однозначного мнения по поводу готики, одни её ругают, другие находят неповторимой и утончённой. Превращение из «сарая» в «декорированный сарай», происходят зачастую даже не метафорически, а напрямую.

На старую романскую основу здания прилепляют декоративные детали/фасады, это происходит вследствие растянутости строительного процесса во времени, начавшееся строительство во время романского периода переходит в готический период незаконченным, изменившиеся к этому времени вкусы требуют преобразований в проекте.

Эпоха средневековья в основном характеризуется смутой, кровопролитные войны, болезни, с одной стороны религиозные фанатики готовые покарать всех, кто не вписывается в старую парадигму, с другой еретики и люди науки, которых старая парадигма уже не устраивает. Описанный Т. Куном процесс смены парадигм, здесь особенно нагляден.

Архитектура эпохи Возрождения

Несмотря на гонения со стороны религиозных деятелей того времени, и боязнью перед новыми знаниями, наука всё же победила и за эпохой смут последовала эпоха Возрождения. Идеи античной древности пронизывают умы нового поколения, наблюдается подъём во всех сферах деятельности.

Умы захватывает новая парадигма мышления. Нельзя не назвать эти изменения революционными. Но архитектура не сразу реагирует на изменения в обществе, в отличие от, например, художников, новая эра для которых настала вслед за отменой канонов в живописи.

Художники всегда быстрее реагируют на изменения по простой причине того, что для создания художественного произведения необходимо гораздо меньше средств и ресурсов, чем, например, для постройки храма. Важным также является то, что художник может работать «в стол», а архитектор нет, и требуется время для того, чтобы новая парадигма просочилась в ум заказчика.

Архитектура всегда с запозданием реагирует на перемены, особенно если на пути у творческой мысли архитектора встают тормозящие факторы, как, например, экономика.

Архитектура барокко

Вслед за эпохой Возрождения наступает эпоха барокко. Ситуация схожа с переходом от романской архитектуры к архитектуре готической. Качественных изменений снова не происходит.

Архитектура становится более декоративной, даже вычурной. Квинтэссенцией декоративизма, и логическим завершением движения от рационального к декоративному становится рококо. вычурен до вульгарности, в категориях рационального и декоративного, Возрождение и барокко/рококо занимают два крайних полюса.

На смену периода подъёма Возрождения приходит период кризиса, кризиса научной мысли, кризиса монархии.

Архитектура классицизма

Вновь на смену эволюции приходит революция, во всех смыслах этого слова. Великая Французская Буржуазная революция, революция в Англии, первая научная революция (началась ещё в XVII веке, но начала оказывать влияние на общественное мышление только в XVIII веке, связана с переходом от сохранения старых знаний, к стремлению постигнуть новое), первая промышленная революция (переход от ручного труда к мануфактуре, развитие металлургии, паровой двигатель).

Целая эпоха революций, несомненно, никак не могла, не отразится на архитектуре. Новая архитектура – классицизм. Это снова отход от декоративизма, снова рушится старая архитектура, старое общество, и на смену приходит новое общество, полное новыми идеалами, новыми представлениями о мире.

и

Следующий период в архитектуре – эклектика. История вновь повторяется, «сарай» декорируется. В этот период оказало влияние проникновение в западную культуру других культур, в архитектуре ярко проявляются национальные черты.

Архитектура эклектики не принесла ничего принципиально нового, кроме принципа смешения, даже того что не смешивается. Но не явилась верхом декоративизма. Ещё дальше в этом направлении шагнул модерн. перенимает черты и эклектики и барокко, тягучие пластичные формы, работа со светом.

Черты характерные для всех декоративистских направлений в архитектуре (которые прежде не упоминались) – синтез искусств, динамика – вместо статики рациональной линии в архитектуре, здесь проявляются особенно полно.

Но, что происходит впервые, развивается «в обратном направлении». Нарочито декоративный вначале, стиль со временем «высушивается», становясь всё более рациональным и менее декоративным. Можно было бы предположить, что модерн перейдёт в без революции таким странным «эволюционным» путём.

Начало XX века обернулось не менее революционным, чем начало XVII века. Во всех сферах — политике, живописи и скульптуре переход от эволюционного развития к революционным переменам: третья научная революция – неклассическая наука (вторая научная революция не была рассмотрена в силу того, что это скорее скачок в развитии, чем кардинальные изменения), вторая промышленная революция – распространение поточного производства и поточных линий, развитие транспорта (перечислены только те явления, которые, по нашему мнению, оказывают непосредственное влияние на архитектуру).

В архитектуре происходят колоссальные изменения, архитектура ещё никогда не была столь рациональной, в архитектуре полностью отсутствует образность. В этот период на пафосе отрицания всего старого, и желании строить новое общество, эпохи манифестов и широких жестов, архитекторы уничтожили всё, и на руинах возводили новую архитектуру – модернизм.

«Двадцатые годы были великим временем веры. Я не думаю, чтобы когда-либо с поры Ренесанса появлялось столь сильное чувство; может быть, ещё во времена Французской революции существовала такая же уверенность в том, что классицизм революционен и чист» (Филип Джонсон). Настолько далеко от истории архитектура никогда ещё не отрывалась. Интернациональный рафинированный стиль быстро разлетелся по всему свету, вместе с новыми, порой сумасшедшими идеями.

Вождём борьбы с модернистами стал Роберт Вентури. Модернистов обвинили в порыве с историей архитектуры, в антиконтекстуальности, в пренебрежении национальными традициями и во многом другом. Зародился постмодернизм, архитектура в очередной раз пришла к другой крайности.

Постмодернисты начали декорировать «сараи» модернистов. Постмодернизм основан на модернизме, пользуется приёмами «тотального эклектизма», опирается на культуру общества потребления, и на текстуальное восприятие архитектуры.

Используются принципы двойного кодирования, заимствование всего, что можно позаимствовать, смешения всего, что можно и нельзя смешивать, принципы наслаивания и коллажа, игры. «Я пытаюсь брать всё, что мне нравится, из всей истории. Мы не можем не знать истории», «В жизни больше нет целей, нет больше «высоких идеалов» (Филип Джонсон).

В архитектуру вернулась образность, так же как в модернизме она отсутствовала, в постмодернизме она присутствует, в такой степени, что, порой, уничтожает и уничижает архитектуру.

Деконструктивизм

Следующим архитектурным явлением стал деконструктивизм. На первый взгляд деконструктивизм не вписывается в график периодических перемен в архитектуре. Но.

Если принять во внимание тот факт, что сам термин «деконструктивизм» пришёл в архитектуру из литературы, из трудов Жака Деррида (понятие деконструкции текста), и что постмодернизм подразумевает под собой такие понятия как текстуальность и игра, то деконструктивизм начинает чётко вписываться в общий график.

Деконструктивизм не является чем-то принципиально новым, деконструктивизм это «модернистический постмодернизм», но постмодернизм пользуется всем багажом истории до модернизма, а деконструктивизм переносит принципы постмодернизма на модернизм.

Деконструктивизм это смешение принципов модернизма и постмодернизма, от модернизма он взял – отсутствие образности, нарочитую антиконтекстуальность, архитектура вновь забыла о багаже истории (истории до модернизма, если уже можно считать историей), от постмодернизма деконструктивизм взял – принцип текстуальности (только теперь дополненный Жаком Деррида), принцип игры, принцип взаимной любви с обществом потребления.

К вышеперечисленному добавились ранее малоизвестные на западе русские авангардисты начала века – Малевич, Леонидов и др. Родилась новая архитектура. Деконструктивизм завораживает и шокирует своими формами, на него нельзя не обратить внимания, принципы атектоничности и антигравитационности реализованные в деконструктивизме получат своё развитие в дальнейшем.

Параметризм

Деконструктивизм подобно модерну развивается от декоративной линии к рациональной. Первые эксперименты деконструктивистов обращены к архитектуре постмодернизма, затем архитекторы применяют свой метод к модернистской архитектуре, и последним этапом является переход от деконструктивизма к новой рациональности, к рациональности параметризма.

В этот раз архитектурное сообщество не захлестнула волна раздора, параметристы не принялись ругать всё то, что не совпадает с их точкой зрения. Новое направление имеет множество названий: «нелинейная архитектура», «дигитальная архитектура», но эти названия давались слишком рано, ещё в тот период, когда новая архитектура не успела сформироваться.

Более корректным использовать слово «параметризм», так как оно родилось изнутри нового течения, а не из уст архитектурных критиков, наблюдающих за процессом развития нового течения со стороны. Рациональна ли, новая архитектура? Да, рациональна, но это другая рациональность.

Параметризм главным образом опирается на новую, постнеклассическую науку, на великое, если не величайшее изобретение человека – компьютер, зарождается новая модель производства, в отличие от фордистской модели – неограниченное число одинаковых товаров, мы сможем получать неограниченное число разных товаров.

На период зарождения параметризма приходятся четвертая научная, и третья промышленная революции. Архитектурное мышление осваивает концепцию сложных эволюционирующих систем, идею нелинейности. Стремление архитектора к свободе формообразования обеспечивают новейшие программы.

Архитекторы пользуются новыми принципами формообразования, в том числе принципами формообразования живой природы, например, фракталами, открытыми Бенуа Мандельбротом в 1977 году.

Новая архитектура настолько разнообразна в формах, что должно пройти немало времени на принятие её обществом. Заха Хадид и Патрик Шумахер уже выпустили манифест параметризма, который должен задать границы развития нового направления.

Если выражением архитектуры постмодернизма может служить текст, то выражением параметрической архитектуры является формула. Этот принцип выводит архитектора из категории писателя работающего с языком, с символами, на принципиально другой уровень.

Архитектор здесь выступает в качестве программиста работающего не со словами/элементами архитектуры, а с формулами, задающими принципы формообразования. Из опыта истории архитектуры можно сказать, что за периодом взлёта новой архитектуры, должен последовать упадок и переход к декоративизму. Сложно сказать, чем обернётся новый переход к крайности декоративизма, но, думается, что этот переход неизбежен и он принесёт нам удивительную архитектуру.

Хочется добавить, что приходящие новые архитектурные направления не всегда уничтожают предыдущие, могут сосуществовать параллельно со своими антагонистами. Предшествующие направления могут развиваться в том же ключе, могут изменяться. Такое направление как хай-тек, по нашему мнению, является результатом трансформации идей модернистов. В подтверждение этого хай-тек наиболее укоренился в Англии, наверное, самой консервативной стране мира.