Основные периоды и художественное содержание в процессе эволюции нового архитектурного стиля:

  • ранний модерн – конец XIX века, характерен наиболее ярко выраженными интернациональными чертами нового стиля;
Провинциальная застройка южнороссийских городов в стиле
  • романтический модерн – конец XIX – начало XX веков –характерен активным включением в интернациональную структуру модерна славянских национальных мотивов, в отдельных произведениях архитектуры модерна можно увидеть элементы византийского влияния, а также архитектуры барокко, неоклассики, неоренессанса, неоготики, архитектуры юго-восточной Азии и др.
Провинциальная застройка южнороссийских городов в стиле
Жилой дом «Сокол» в Москве на ул. Кузнецкий мост,
Жилой дом «Сокол» в Москве на ул. Кузнецкий мост, архитектор И.П. Манков, постройка начала XX в.
  • рационалистический модерн – 1910-е годы – заключительный период эволюции архитектурного стиля – характерен тем, что прослеживается отказ от перегрузки архитектуры модерна элементами из других архитектурных стилей и прежде всего пластикой.

Заключительный период развития в отечественной архитектуре стиля в 1910–1916 годах подготовил и обеспечил переход к новой мировой интернациональной стилистике, к конструктивному в архитектуре.

На основании анализа архитектурных памятников модерна в России можно выделить характерные признаки и отличительные черты архитектурного стиля в России:

  • отказ от традиционных архитектурных форм (ордерные колонны, элементы античного архитектурного декора), фасадов, традиционных композиционных построений (симметричность, античная ритмика);
  • индивидуализация архитектурного творчества, уникальность и запоминаемость архитектурного образа;
  • опора новой архитектурной образности на новые строительные материалы (монолитный железобетон и бетон, металл, стекло, керамика); применение пластичных криволинейных форм в симметрии как в построении всей объемной композиции здания, так и в художественном образе фасадов (рельефы и горельеф, кованый металл), новые конструктивные приемы и схемы;
  • учет в разработке архитектурно-художественного образа здания функциональной целесообразности;
  • противопоставление художественной рукотворности декоративных форм экстерьера и интерьера стиля массовому воспроизводству.

В модерне прекрасное не имеет материального эквивалента, потому выражается по другому. Носителем прекрасного являются специфически обработанная, трактованная в соответствии с принятыми в модерне нормами красоты утилитарно-конструктивная форма, а не геометрические формы объема и плана или система иллюзорно-тектонического декора– ордер.

Целостность модерна определяется единообразием трактовки и приемов гармонизации разнородных, несущих функциональную нагрузку форм. Механистическому объединению полезного и прекрасного в архитектуре нового времени в модерне противостоит органическая целостность противоположных начал, иерархичности как принципу организации – диалогичность.

В модерне существует своя иерархия значений, но сфера ее проявления внешне весьма ограничена. Она существует как нечто внутреннее и обнаруживается косвенно в том, какие элементы рассматриваются в качестве стиле- и формообразующих, а именно в предпочтении, отдаваемом формам, связанным с функционально-конструктивными факторами, перед формами, являющимися лишь чистым украшением.

Конечно, не отрицал сугубо декоративного, все дело в характере формообразующей связи. Хотя утилитарное трактуется в модерне нарочито декоративно, а в декоре подчеркнута его практическая бесполезность, это не меняет дела, в модерне декор – второстепенное.

Недаром теперь часто говорят, что истинная архитектура всегда конструктивна. Декору отведена роль «чистого» украшения, и в соответствии с замыслом он часто изощрен и прихотлив. Он может быть, а может и не быть (противоположность классицизму и эклектике: система форм – основное).

Этим обусловлено историческое место модерна в развитии архитектуры, не создав нового стиля, он положил начало новой эпохи, формообразующим принципом которой является органическая целостность системообразующих связей, в том числе полезного и прекрасного.

Отсутствие обязательного набора стилеобразующих элементов открывает возможность обновления форм, не посягая на основной принцип. Это свойство особенно важно в нашу эпоху, периодически обновляющую арсенал конструктивных средств, материалов, пространственные структуры. Практический дух Х1Х века, развитие городской жизни, дифференциация и специализация занятий, рост промышленности и городского населения, вызвав к жизни новые типы зданий, новые потребности, привели к осознанию самостоятельной ценности утилитарной стороны архитектуры.

Функция и конструктивно-планировочная структура были признаны стилеобразующим фактором. Утилитарные особенности влияли на архитектурную композицию объективно, помимо воли архитектора.

Преднамеренно, сознательно соответствие облика здания его назначению видится и выражается опосредованно: в выборе «стиля», соответствующего назначению здания или строительным материалам и конструкциям. Декларации эклектики становятся явью в модерне. В нем, наконец, находит тезис о преобразовании полезного в прекрасное.

Отказ от украшения архитектуры архитектурой компенсируется художественно-выразительной трактовкой утилитарного. Специфический для раннего модерна декоративизм был порожден резкостью перелома от целостности иерархического типа к целостности органического, основанной на нерасчленимости разнородных начал.

Может ли система стиля быть неконструктивной? Очевидно да, если судить по нормам классицизма, и нет, если пытаться объяснить его из им установленных законов. Для модерна как одной из разновидностей архитектуры нового времени рационализм – понятие структурное.

В Возрождении и классицизме, где рационалистическая доминанта зодчества нового времени получила последовательное воплощение, с рациональным отождествляется внешне упорядоченное, правильное, согласованное: геометризм форм, четкие линии, иллюзорный по всей видимой конструктивности ордер.

На смену зрительному рационализму приходит понятийный, в художественных формах пытаются отразить значение здания, а в уникальных сооружениях общественного значения – даже социально-политическую доктрину (храм Христа Спасителя, Большой Кремлевский дворец, Народный театр, Исторический музей в Москве). С точки зрения визуально-логического рационализма зодчества нового времени действительно иррационален.

рационален на свой манер – он свободен от изобразительности. Возьмем к примеру самый массовый тип сооружений – доходный дом. Фасады их словно очищаются от украшений– от колонн, пилястр, наличников, руста и так далее. Благодаря этому отчетливей выступает на фасаде однородность структуры доходного дома.

Изначально присущие ему функциональные элементы: окна, остекление лестничных клеток, подъезды, эркеры и балконы, карнизы, ограждения балконов и крыш, козырьки над подъездами, переплеты оконных рам – наделяются декоративными качествами. Это особенно видно на примере такой детали, как оконный проем. Во второй половине ХIХ века окно, как и плоскость стены, было нейтральным фоном, украшавшимся деталями, заимствованными из арсенала архитектуры прошлых эпох.

На рубеже веков положение изменилось. Никогда прежде на фасадах доходных домов не встречалось такого богатства и разнообразия форм и размеров окон, которым придается вялая криволинейная, круглая, овальная, полуциркульная, квадратная или обычная прямоугольная форма, углы то скашиваются, то скругляются, количество вариантов скосов и скруглений также исключительно велико.

И хотя окна нестандартной формы и размеров употреблялись на фасадах доходных домов в малом числе (значительно большие возможности разнообразить форму и размеры окон давали особняки), они резко выделялись на фоне равномерного ритма и однородной формы основной массы окон. Окна придавали фасадам здания оригинальный вид.

И эта неповторимость, уникальность – свойство стиля модерн. То же можно сказать о любой другой детали фасада. Каждая из них выявляет, подчеркивает структуру доходного дома, определяется функциональными потребностями, его жилым характером, с другой стороны, форма каждой продиктована специальной заботе о красоте.

знает два типа декора.

Первый – декор, непосредственно сплавленный с конструкцией, неотделимый от нее, от функционального, который можно определить и как декоративную интерпретацию конструктивных или утилитарных элементов. Он обычно пластичен. Это обрамление окон, оконные и дверные переплеты, перила лестниц, сливающийся с плоскостью стены, словно вырастающий из стен и уходящий в нее рельеф.

Второй тип декора – графичный, линейный орнамент, живопись, майоликовый панно – всегда подчеркнуто нефункционален и противопоставлен конструктивной форме. Но в том и другом случае декор модерна преимущественно орнаментален.

Для модерна такое механистическое разделение функций немыслимо. Применительно к орнаментике модерна можно говорить о структурной символике органического порядка. Она символизирует, а не изображает работу конструкции. Орнамент модерна имеет целью выразить, сделать ощутимой работу конструкции, внутренних сил, материала, их усилия и динамику.

Таким образом, художники модерна искали целостности, органичности, гармонии ансамблевых решений –изображения и плоскости, отсюда декоративность рельефов и росписей, как бы вырастающих из поверхности стен зданий; орнамента и конструктивных элементов: стальных каркасов, железных решеток, формы и пространства, интерьера и экстерьера.

Первым памятником, выявившим тенденции модерна в русской архитектуре, была церковь Спаса Нерукотворного в Абрамцево (1881–1882 гг.), над которой работали В. М. Васнецов, В. Д. Поленов и А. С. Мамонтов. В основе ее проекта лежал храм Спаса Нередицы конца XII в. близ Новгорода.

Церковь Спаса Нерукотворного в Абрамцево

Эта церковь Спаса Нерукотворного в Абрамцево прекрасно сохранилась и в наше время радует глаз неповторимостью и гармоничностью объемно-пространственной композиции, прекрасно вписанной в ландшафт имения Абрамцево.

Авторы подвергли образец стилизации в духе модерна: смело сопоставили кубический объем с кривыми линиями купола, добавили скошенные контрфорсы, подчеркнули гладкость стен лишь немногими украшениями.

Смелым, новаторским решением было включение в композицию фасадов монументальных мозаичных, изразцовых или майоликовых панно и фризов, а также больших ярких витражей в интерьеры общественных зданий и особняков. Облицовка разноцветной декоративной плиткой наружных стен вносила разнообразные цветовые акценты в колорит города.

Становление композиционных, конструктивных и декоративных приемов модерна, а также изменения, происходящие в творчестве таких архитекторов, как Ф. О. Шехтель, В. Ф. Валькот, Л. Н. Кекушев, И. А. Фомин можно проследить на примере московских особняков той эпохи. Произведение Ф. Шехтеля – особняк С. Рябушинского в Москве (1900–1902 гг.), в котором «застывшая волна» лестницы особняка напоминает скульптуру, ее форма вызывает в воображении фантастическое чудовище, она изобразительна и абстрактна в одно и то же время.

Особняк С. Рябушинского, Москва. Архитектор Ф.О. Шехтель

Невозможно сказать, где кончается конструкция и начинается декор, где плоскость стены переходит в рельеф, а рельеф – в скульптуру, витраж – в оконный переплет, а светильник – в перила лестницы. Орнаментально трактованная конструкция плавно перетекает в конструктивно трактованный орнамент; плоскость – в объем, а объем – в пространство.

Это классика модерна. Отличительными особенностями стиля являются: отказ от прямых линий и углов в пользу более естественных, «природных» линий, интерес к новым технологиям (в особенности, в архитектуре), расцвет прикладного искусства.

Модерн стремился сочетать художественные и утилитарные функции создаваемых произведений, вовлечь в сферу прекрасного все сферы деятельности человека.