Стиль — не постоянная и неизменная структура, а живой художественный процесс. И, как любое явление нашего мира, он находится в постоянном диалектическом развитии и изменении.

Гегель впервые представил весь природный, исторический и духовный мир в виде процесса, т.е. в беспрерывном движении, изменении, преобразовании и развитии, и раскрыл закономерности этого развития в виде трех законов диалектики: закон отрицание отрицания, закон единства и борьбы противоположностей и закон перехода количественных изменений в качественные.

И стиль подчиняется этим законам. Главная категория диалектики – противоречие, которое дает ключ к еѐ закономерностям. Стили в искусстве не имеют четких границ, они плавно переходят один в другой и находятся в непрерывном развитии, смешении и противодействии.

В рамках одного исторического художественного стиля всегда зарождается новый, а тот, в свою очередь, переходит в следующий. Стилевое развитие предполагает постоянное наличие стиля – оппозиции, который усиливает или оттеняет ведущую стилевую тему конкретного исторического отрезка, не позволяя ей максимально долго существовать, не исчерпав своих выразительных возможностей.

Существует теория стилей В. Г. Власова. По его мнению, рождение наиболее крупных, так называемых «исторических художественных стилей» определяется логикой художественного мышления человека, определенных способов видения мира, осознания свойств пространства и времени, в которых живет и действует конкретный человек в данных исторических, географических и социальных условиях.

И существуют только два основных архетипа художественного мышления: рационально-идеализирующий и иррационально-идеализирующий. С точки зрения формирования художественного стиля эти два архетипа мышления соотносятся с двумя художественными направлениями в искусстве: Классицизмом и Романтизмом, и только их взаимодействие порождает всѐ многообразие «исторических» стилей.

В этом, по мнению ученого, и состоит глубокий историко-культурный смысл процесса стилеобразования. Каждая историческая эпоха, как живой организм, имеет своѐ собственное «историческое время», сроки рождения, юности, зрелости, старости, смерти. Такие циклы развития походили все известные нам исторические типы культур.

Перечислим их в хронологической последовательности: — первобытная культура, — эпоха аграрных цивилизаций, — в Европе Возрождение, Реформация, Просвещение, — буржуазные революции привели к становлению индустриальных обществ, — постиндустриальная культура.

Согласно теории В. Г. Власова, на первых этапах становления культуры господствует Классицизм, он возникает раньше Романтизма. Классицизм – детство человечества, первый этап развития художественно- образного мышления. Романтическое чувство просыпается в «зрелом возрасте».

Оно отсутствует у людей архаической культуры. Классицизм – это начальная, конструктивная стадия развития стиля. В общей сложности их три: конструктивная, деструктивная и орнаментальная. Конструктивная стадия развития стиля (от лат. constructio – построение) характеризуется тектоничностью форм, ясностью членений, простотой, мерностью.

Форма имеет осязательный, скульптурный, конструктивный характер. Средства гармонизации формы – симметрия, метр, рациональное пропорционирование. Характерна замкнутость формы, уравновешенность, фронтальность, регулярность (модульность). В деструктивных стилях (от лат. destruction – разрушение) форма уже не способна вместить чрезмерно усложнившееся содержание.

Форму характеризует атектоничность, алогичность. Форма имеет живописный, деструктивный, динамичный, пластичный характер. Средства гармонизации формы – асимметия, ритм, динамика, иррациональные отношения. Характерна открытость формы, акцентирование, ракурсность, иррегулярность.

Третья заключительная стадия – орнаментальная (от лат. ornamentum – внешнее украшение, снаряжение, наряд, убранство) отличается окончательным разрывом между формой и содержанием, полным деструктивным произволом, самостоятельной жизнью формы, становящейся каким-то рудиментом и предвещающей рождение нового стиля.

типичен для классиков, деконструктивизм – для романтиков. С психологической стороны смена стилей выражается в «усталости зрения» или «кризисе видения». В эволюции художественных стилей первоначальные, исходные конструкции превращаются во всѐ более сложные, образные аналогии.

Утилитарность, конструктивность и тектоничность сменяются декоративностью и символичностью. Эта закономерность обуславливается всеобщим принципом развития художественной формы. Вся история искусства основывается на взаимодействии двух методов познания – анализе и синтезе.

Анализ более интеллектуален, синтез – эмоционален. Художники – аналитики «графичны» и «конструктивны», в их работе – логика, умозрение, рационализм. Синтетическое – понятнее, доступнее для восприятия. Путь художника аналитика труднее, неблагодарнее. Он – первооткрыватель и может быть непонятым. А синтез не раздражает новизной, необычностью, проблематичностью, субъективизмом. Стиль – это больше синтез, чем анализ. Больше синтеза – больше стиля.

В развитии формы существует скульптурный, осязательный подход. Он более интеллектуален и глубок и соответствует абстрактно-логическому способу мышления. Скульптурность и осязательная ценность формы перерастает в живописность, оптический способ видения. Он более эмоционален, поверхностен.

Ему соответствует конкретно-чувственный способ мышления. Живописность даѐт динамику и экспрессию образа. Живописность характеризует высшую стадию развития стиля, еѐ предельное выражение разрушает тектонику, логику построения композиции. Чрезвычайно живописно искусство Барокко.

По Власову, Готика и это юность и старость одной и той же совокупности форм. В итоге В.Г. Власов дает следующую характеристику понятию «стиль». Стиль – художественное переживание времени. Это – ощущение художником и зрителем всеобъемлющей целостности процесса художественного формообразования в историческом времени и пространстве.

Итак, по теории Власова, существуют только два художественных направления: и романтизм, и два архетипа мышления: рациональный и иррациональный, логический и интуитивный. Но ни один из архетипов мышления не в состоянии отразить постоянно меняющуюся, усложняющуюся «картину мира».

Лишь в диалектическом взаимодействии, дополняя друг друга, они способны выполнять свои функции. Пока жив человек, он классик и романтик одновременно. Так в историческом процессе стилеобразования проявляет себя один из законов диалектики — единство и борьба противоположностей.

В искусстве происходит постоянная борьба тенденций, ведущий стиль подтачивают «антагонисты», стилевые направления, которые, действуя на окраине художественных концепций, поначалу алогичны, парадоксальны по отношению к общепринятому стилю.

Но именно они нередко служат катализатором в эволюционных процессах стилеобразования. В теории стиля существует такое понятие как китч. Китч – с немецкого «kitchen», что означает кухня, производное – «kitschen» (халтурить), «verkitschen» (удешевлять).

По данным энциклопедического словаря, китч – это подмена оригинала, халтура, дешевка, безвкусная массовая продукция, рассчитанная на внешний эффект. В истории стилей китч возник задолго до его теоретического обоснования. По мнению искусствоведа С. Одоевского, китч существовал всегда по причине своей простоты и доступности пониманию, не требующей специальной подготовки и «повышенного» культурного уровня.

«Китч бессмертен, как сорняк, паразитирующий на плодотворной ниве Искусства и создающий эрзац любого продукта, которого он коснется»

Таким образом, термин «китч» применяется для обозначения художественной продукции низкого качества, которая существовала всегда наряду с высокими образцами искусства. Так уже в итальянском маньеризме ХVI в. (итал. «manierismo» — вычурность, манерничанье) мы находим изощренность и принципиальный эклектизм художественной манеры, стремление к эстетизации декора, превалирование формы над содержанием, осознанное игнорирование установленных правил и традиций.

Экспрессивные черты китчевой эстетики были свойственны также стилю барокко (итал. baroссо – странный, вычурный). С понятием часто связывается представление о сознательно преувеличенном, намеренно импозантном, заведомо фиктивном.

С позиции китча следует обратить внимание на барочную чрезмерность салонно-академического искусства того времени, для которого была свойственна не только избыточность формы, но и чувства. ХVIII в. можно считать продолжением, завершающим этапом стиля барокко.

Это направление характеризуется некоторым сходством с последним в принципах формообразования в архитектуре, в общности конструктивно-технических средств зодчества, иррациональности художественного мышления.

Искусство было искусством вымысла и интимных переживаний, предназначалось для украшения досуга, избегало обращения к драматическим сюжетам, лишено было героизма и пафоса, носило откровенно гедонистический характер, что позднее стало одним из определяющих критериев китча. Стиль рококо в следующем столетии стал излюбленной формой салонного искусства.

Интерьеры неорококо отличало изящество, нарядность, легкость, использование драгоценных металлов в отделке, прихотливые контуры орнаментальных форм. Характерная для китча излишняя чувственность в передаче образов, любовь к экзотике, обнаруживает свои истоки и в сентиментализме (фр. sentiment – чувство), доминантой которого становится чувственное обращение к идиллическим картинам природы, к естественной жизни «маленького» человека.

Китч является точным выражением общего мироощущения гармонии, которую так любит «простой человек». Считается, что универсальность и суггестивная сила китча коренятся в его свойстве приспосабливать всѐ неординарное к обыденной жизни. Примеры китчевых «вкраплений» в художественные стили можно продолжить.

Однако, следует отметить значение китча, как прогрессивного явления. По мнению искусствоведов, наличие экспрессивных элементов китча в художественном направлении делает его новаторским и, как правило, оценивается положительно.

Исторические примеры каждой художественной эпохи наглядно демонстрируют это. Таким образом, китч – является своеобразным катализатором развития стиля. Стиль и китч в художественной среде идут рука об руку, китч иногда даже входит в моду и развивается вместе со стилем.

По мнению Т. Козловой, самые распространенные в обществе идеи, как правило, отражаются в стиле и китче. Мало того, китч, как антагонист, является необходимым условием формирования стиля.

Те художественные направления, которые до поры до времени стояли на второстепенных позициях в качестве запасных, направления, развивающие неканонизированные традиции, разрабатывающие новый художественный материал, в конце концов, прорываются на авансцену культуры.

Но их победа не долговечна, ибо за спиной этого победителя, по меткому выражению О. Кривцуна, стоят новые «заговорщики», идеи которых еще недавно казались невероятными и непреемлемыми.

Такова условная схема исторической стилевой динамики, которая сродни росту биологического организма, где количественный состав клеток достигает определенной критической массы, чтобы дать начало новой качественно иной жизни. Стиль, созревая подспудно, накапливая количество новых признаков, совершает качественный скачок и становится доминирующим.

Но, с течением времени, и этот стиль, первоначально отрицающий господствующее направление своей неординарностью и новаторством, сам становится отрицаемым и непреемлемым для большинства. Так в процессе стилеобразования проявляют себя следующие два закона диалектики: переход количества в качество и отрицание отрицания.