Как известно, стили в искусстве не имеют четких границ, они находятся в непрерывном развитии, смешении и противодействии. Стиль барокко даже получил название «классицизирующее барокко», ибо эта эпоха сочетает в себе как минимум два стилевых направления: барокко и классицизм.

Классические и барочные формы парадоксальным образом сочетаются и борются между собой. Хотя классическое начало играет важную и совершенно необходимую роль в стиле ХVII века, но его главную смысловую составляющую все же выражает именно барочный компонент.

Формы барокко характеризует атектоничность, алогичность. Они имеют живописный, деструктивный, динамичный, пластичный характер. Средства гармонизации формы – асимметия, бурный ритм, динамика, иррациональные отношения. Характерна открытость формы, акцентирование, ракурсность, иррегулярность.

В развитии формы существует скульптурный, осязательный подход. Он более интеллектуален и глубок. Скульптурность и осязательная ценность формы перерастает в живописность, оптический способ видения. Он более эмоционален, поверхностен. Живописность даѐт динамику и экспрессию образа.

Живописность характеризует высшую стадию развития стиля, еѐ предельное выражение разрушает тектонику, логику построения композиции. Искусство барокко чрезвычайно живописно. Цветовая гамма стиля яркая, насыщенная. Много золота, сияния, блеска.

Присутствуют сочные контрасты, акцентами выделяются центральные, важные по смыслу участки художественного текста. Материалы выбираются пластичные и, даже если это мрамор, художник старается подчинить его, преодолеть сопротивление, согласно своему замыслу.

В костюме используются ткани тяжелые, с богатой фактурой, много декоративных деталей и украшений. В интерьере, фасадах зданий и украшении церковных алтарей перегруженность декоративными деталями порой способна зрительно разрушить конструктивную плоскость стены.

Об орнаменте следует сказать более подробно, ибо орнамент – почерк эпохи. Характеристику орнамента барокко следует начать с определений наиболее характерных и часто встречающихся его элементов.

КАРТУШ – скульптурное или лепное украшение в виде щита различной формы или не до конца развернутого свитка, на котором помещается герб, эмблема, маска, надпись и т.д., окруженные орнаментом. Картуши широко распространены в архитектуре и прикладном искусстве маньеризма и барокко.

ВОЛЮТА – (итал.voluta – завиток, спираль) архитектурный мотив, представляющий собой спиралевидный завиток с кружком в центре. Является составной частью греческой капители.

МАСКАРОН – (от франц. mascaron) вид скульптурного украшения в форме головы человека или животного анфас.

АКАНТ или АКАНФ – скульптурный завиток в виде растения. Назван так по аналогии с травянистым растением акантом, произрастающим в Средиземноморье. Форма его листьев имеет заостренные концы.

РОЛЬВЕРК – (от нем. rolle – ролик, катушка, сверток и werk – работа) крученая работа. Элемент орнамента в виде скрученной ленты, полуразвернутого рулона. По очертаниям близок к картушу.

ОРМУШЛЬ – (нем. ohrmuschel – ушная раковина) элемент орнамента, сочетающий картуш с ленточным переплетением, напоминающим по форме ушную раковину.

КНОРПЕЛЬ или КНОРПЕЛЬВЕРК – (нем. knorpel – хрящ и werk – работа) в его рисунке угадываются очертания хряща, маски, морды или гребня волны.

Считается, что орнамент барокко возник в декоративном искусстве Фландрии. В резьбе по дереву, чеканке по металлу и гравюре во Фландрии ХVII века проявился этот чрезвычайно насыщенный, плотный, наполненный взволнованной ритмикой масс декоративный стиль.

Главный мотив – картуш органично соединяется с мотивами акантовых завитков, виноградных гроздьев, других сочных плодов. Характерное явление фламандского орнамента – возникновение на базе мотива картуша таких абстрагированных, причудливых, почти утративших реальные очертания элементов как ормушль и кнорпель.

Эти формы возникли под влиянием итальянского маньеризма, но были переработаны фламандским стилем. Наибольшее признание эти мотивы получили в творчестве гравера-орнаменталиста К. Флориса. В 1630 – 1660 гг. эти элементы в сочетании с картушем получили широкое распространение в работах златокузнецов Нюрнберга и Аугсбурга, отсюда их немецкие названия.

Как известно, искусство ХVII века органично сочетает в себе черты барокко и классицизма. И орнамент барокко невозможно рассматривать без классических мотивов. Особенно ярко это сочетание проявилось в убранстве Версаля. Строгая симметрия, классические пропорции, господство прямых линий, холодная выверенность всего облика господствуют в архитектурной планировке, разбивке и оформлении садово-парковых ландшафтов.

В то же время, в убранстве интерьеров огромную роль играет пышная, помпезная лепнина, композиции с обильными гирляндами, множеством купидонов, вазонов, фруктов, букетов цветов и т.д. Но вся эта «кипучая» декоративная масса подчинена общим установкам классицизма, ставшего еѐ организующим началом.

Именно в оформлении Версальского дворцово- паркового комплекса стиль «классицизирующее барокко» оправдывает своѐ название. Для стенного декора в покоях короля характерны прямоугольно- вертикальные композиции, в центральной части которых зачастую прослеживается силуэт в виде балдахина над королевским троном.

Этот мотив стал своеобразным символом королевской власти. Его появление несет в себе не только знаковый, но и сущностный смысл, ставший основой для стилеобразования орнаментальных композиций.

Две основные стилевые составляющие – барокко и классицизм, по разному сочетаясь, образовали множество конкретных вариантов с преобладанием того или иного начала. От классицизма идут упорядоченность, логика, эмоциональная холодность и рациональность.

От барокко – сложность, перегруженность мотивов и ритмов, повышенная активность и динамичность изображаемых элементов. На эмоциональном уровне с барокко связаны активное чувственное, плотское начало, беспокойство, взволнованность.

Все эти завитки и волны именно «волнуются» в фасадах барочных дворцов и церквей, это вихревое движение есть и в пластике церковных статуй и в оформлении скульптурных групп версальских фонтанов.

В орнаментике барокко важную роль играет мотив акантового листа в сочетании с картушем или рольверком, как связующий композиционный элемент. Этот мотив в барочном декоре имеет чрезвычайно активный, «буйный» характер, наливаясь сочными тяжелыми плодами в сочетании с пышными букетами роскошных цветов. Среди этих завитков действуют вполне реалистичные персонажи.

Кроме упитанных ангелочков-путти, в сцене охоты, например, могут появиться реальные охотники с собаками и небесные божества, сопутствующие удаче. Аллегория в эту эпоху является языком орнамента и мифические персонажи вполне уживаются с реальными. Причем все они переплетаются завитками аканта, путаются в них, словно в густой траве.

Элементы барочного орнамента, изображены на колоннах, карнизах, порталах, бордюрах гобеленов, картинных рамах, украшающие всевозможные вещи, активно вторгаются в сюжетную канву или реальное пространство. Декор часто бывает настолько активным, что затмевает само содержание.

Важным характерным признаком барочного орнамента является его чрезмерная неправильность, живописность трактовки. Эта бурная динамика ритмов и накал страстей подчеркивают парадоксальную реалистичность, «плотскость» изображаемых элементов. В орнаменте барокко нередко встречается мотив волюты. Эти линии с лекальными, плавными изгибами чрезвычайно важны.

Они как бы организуют декоративное пространство, обозначая в нем симметрию, придают определенность композиции. Иногда они присутствуют, ненавязчиво, направляя движение декоративных масс, но, если они полностью отсутствуют, то начинается настоящая «вакханалия» барокко, стремящаяся избавиться от какой-либо внешней организации. Чрезвычайно выразительный орнамент имеет текстильный декор барокко.

В центре текстильного раппорта обычно располагается крупная цветочно-кружевная композиция, дополненная по сторонам растительными завитками. Благодаря активной рельефной фактуре и гармоничным цветовым сочетаниям ткань производит впечатление поистине живописного богатства.

Согласно Г. Вѐльфлину, при возникновении нового стиля изменению подвергается не только предметная среда – сам человек в своѐм телесном облике становится другим, и именно в этом «впечатлении от его тела», в способе держать его и двигать, скрыто настоящее ядро нового стиля.

Таким образом, стиль рождается в новой пластике тела. Характерные формы, силуэты, линии орнамента, как почерка эпохи, повторяются во всех видах искусств: архитектуре, скульптуре, живописи, интерьере, мебели, декоративном искусстве, костюме. Обратившись к орнаменту барокко, нетрудно заметить, что доминирующей линией является волнообразная линия, завиток.

  • картуш – это щит или развернутый свиток;
  • волюта – завиток, спираль;
  • акант – завиток в виде растения;
  • рольверк – крученая работа, ролл – ролик, катушка;
  • ормушль – ушная раковина (тоже завиток);
  • кнорпель – хрящ, в котором угадывается силуэт гребня волны.

И если «волнуются» каменные массы фасадов, волнообразное движение характерно и для скульптурных композиций барокко, то и костюм и пластика тела – подчинены тем же линиям. Кружево – самый характерный элемент костюмного декора эпохи барокко.

Волнообразные завитки текстильных вышивок на камзолах и платьях заканчиваются на рукавах, подоле и горловине «пеной кружев». Весь в завитках и локонах парик – символ большого стиля короля-солнца. Кривизна дугообразной линии, по словам В. Кандинского, выражает зрелую, по праву уверенную в себе энергию.

Эту энергию и уверенность в себе демонстрировал король своим костюмом и поведением. И эти «моды» стали эталоном красоты для всей тогдашней Европы, и «демонстрацией силы» Франции.

Важной, едва ли не главной, частью придворной жизни Людовика ХIV был детально разработанный этикет – правила поведения дворян на все возможные случаи, включая манеру реверансов, костюм, жесты, обороты речи. Барочный костюм обязывал к, определенного рода, жестам и ритму телодвижений. Жесты человека барокко отличались широтой и плавностью ритма, сочностью и мягкостью рисунка.

В каждом телодвижении галантного кавалера, одетого в барочное платье, выражалась уверенность, мужественность и сила, соединенные одновременно с грацией. Это были жесты людей эксцентричных, привыкших быть всегда на виду, общительных, покровительственно-горделивых, нередко чванных своими мнимыми достоинствами.

Это были жесты приветствия и лести. Широкополая шляпа с пером, которой при поклоне описывался полукруг, словно диктовала именно этот жест. Еѐ нельзя было чуть приподнять, например, как цилиндр.

В барочном костюме фигура всегда чуть откинута назад, грудь приподнята, голова горделиво посажена. Человек демонстрирует себя, «подает» окружающим. Несмотря на «репрезентативность», жест барокко свободен.